Литература Советской Бурятии.

 

В. Махатов

ДАМБА ЖАЛСАРАЕВ

 

Имя этого бурятского поэта известно далеко за пределами родной республики, стихи его переведены на многие языки народов СССР. Первый сборник стихов Дамбы Жалсараева «Слово о правде» вышел в 1950 году, с тех пор появилось более десяти его сборников и поэм.

В произведениях Дамбы Жалсараева предстает счастливая жизнь Бурятии в семье свободных народов, Родина — Союз Советских Социалистических Республик, степные просторы, люди Бурятии. Беспокойное сердце поэта откликается на все, стихи его — это задушевный разговор с юными друзьями, думы о матери, о себе, о Родине, о прошлом и настоящем, разговор с любимой, дорожные впечатления. Но главное — созидательный труд народа, дела советского человека, многообразный мир Родины, думы о партии.

Муза поэта с лесорубами, трактористами, рыбаками Байкала, с чабанами, с работниками райкома —повсюду, «где праздник бушует в труде молодом».

 

О муза! Живи же, бросаясь

В кипенье большого труда!

Прекраснее древних красавиц,

Будь людям доступна всегда.

Большой окрыленная новью,

Лети ты в любые края,

И все тебя встретят с любовью,

Рабочая муза моя!

 

(«Муза», перев. В. Виноградов).

 

В большинстве стихов поэт идет от личных впечат­лений к широкому обобщению, замечает лучшее, чтобы сделать его достоянием людей. В стихах бытовая, практическая сторона, точность зарисовок из жизни бурятского улуса не заслоняют стремления выразить дух времени, общественные явления. Поэтому стихи Д. Жалсараева вмещают и аромат бурятской степи, и свежесть ключевой воды, и прохладу утренних зорь родной стороны вместе с трудовой поступью народа, с улыбкой чабанки, с пожатием рук кузнеца, с семейной радостью тракториста. Лирический герой Д. Жалсараева принимает участие в судьбе людей, разделяет их радости, успехи. Он активен, интересуется всем, думает о космосе, о современнике, о погибших в войну, о труде, обо всех земных делах. «Я делом земным озабочен в пути»,— замечает поэт в стихотворении «Полет» (перев. А. Коренев).

Творческий путь Дамбы Жалсараева — путь исканий и находок. Поэт преодолевает однотонность, заданность образа лирического героя отдельных стихотворений («Ехор», «Тебе»), добивается множественности оттенков, лирической проникновенности в сочетании с высокой гражданственностью, освобождается от описательности, назидательности («Ровесникам», «Десятикласснику»), идет к естественности и простоте.

Большое место в стихах занимает тема многонацио­нальной родины, дружбы и братства народов, рожден­ных в боях и труде. Дамба Жалсараев представляет Украину («Украине»), говорит о друге с берегов "Бал­тики («Юхану Смуулу»), о русском революционере, павшем на берегах Ангары в гражданскую войну, о воине-буряте, форсировавшем Днепр в Великую Отече­ственную войну («Русскому другу»). В стихах Д. Жал­сараева думы о Тарасе Шевченко, впечатления о Кавказе, Волго-Доне, поэт видит счастливое настоящее, говорит о ратных трудовых подвигах народа.

Во многих стихах он размышляет об истоках дружбы народов. Примечательно стихотворение «Магистраль». Совместный труд на строительстве железной дороги духовно сближает представителей разных народов, роднит и закаляет их в общей борьбе, приводит к победе. Много оттенков значения поручает поэтический образ магистрали. Это тяжелый труд на строительстве железной дороги русского мужика и бурята-скотовода, согнанных нуждой с насиженных мест; это казацкие нагайки; это крылатое слово «свобода», услышанное бурятом здесь. Но главное в стихотворении — революция, пришедшая в бурятские степи по этой магистрали. Предельно точен и краток поэт в изображении революции, здесь естественность и простота, величие и глубо­кий смысл.

 

Большевистские призывы

Зазвенели над страной.

К нам по этой магистрали,

Поднимаясь в смертный бой.

Ты, Россия, пробивалась,

Чтобы сердце степняка,

Захватить идеей правды,

Что дал Ленин на века.

 

(«Магистраль», перев. М. Светлов).

 

В стихотворении две России: Россия самодержавная и Россия трудовая, протянувшая руку дружбы народам. Автор говорит о первых всходах, взращенных рукой бурята-скотовода с помощью русского, крестьянина, о богатых всходах исторической дружбы России и Бурятии. Поэт воспевает тропинки и дороги, ведущие к революционной России. В стихотворении предстают Се­натская площадь, где прозвучали слова о свободе, декабристы, которые нашли приют в Бурятии, революционеры Бабушкин, Ранжуров. Мысли поэта ведут к большой магистрали — дороге коммунизма, поэт видит славные вехи на этом пути — и первые красные обозы, снаряженные бурятским улусом, и огни Волго-Дона, Енисея, Ангары. Так раздумья о железной дороге приводят к большой мысли о светлом пути народов СССР. Она занимает большое место и в других стихах поэта. Говорит ли он о встречах на съезде комсомола («Член ВЛКСМ»), о Пушкине («Встречи в Михайловском»), о делах колхозного кузнеца («Кузнец»), он неизменно обращается к большим чувствам, породнившим представителей разных народов. Поэт говорит о морально-политическом единстве народа, о высоких нравственных качествах его представителей.

 

Лишь одного у нас нет —

нет червоточины в сердце.

Разные мы люди,

но в главном—единоверны.

В этом мы все едины

в общем большом пути...

 

(«Встретился мне в дороге путник…» Перев. А. Коренев).

 

Поэт воспевает человека с большой буквы, связывает его идеал с именем коммуниста, прославляет вели­кую осень 1917 года, принесшую весну человечеству («Осень — весна»). Проявление интернациональных мотивов в произведениях Дамбы Жалсараева как в идейном, так и в эстетическом плане — явление, примечательное для всей бурятской литературы, отражение ис­торического процесса развития многонациональной советской литературы. Интернациональные мотивы возвышают бурятскую литературу, обогащают и усиливают ее национальное содержание. Поэтика произведений Дамбы Жалсараева в это же время остается сугубо национальной, в стихах предстают обычаи и традиции бу­рятского народа, природа родной стороны, дела земляков поэта. Поэт радуется степному солнцу, роднику в степи, трудовым успехам чабанки, доярки, строительству нового дома, всему тому, что Октябрь открыл его народу, радуется тому, что его народ в семье советских народов участвует в великих свершениях времени. Поэт горд тем, что в степи вырос новый человек; он обнаруживает в жизни народа и в быту новые по­нятия, новые представления.

Осознав себя представителем народа, борцом против несправедливостей, он ищет идеал, образ богатыр Для поэзии Дамбы Жалсараева характерны жизнерадостные мотивы, она полна оптимизма. Поэт радуется веселой улыбке, шутке, степному ветру, пению жаворонка — «вестника радости весенней», встречам с людьми, он открывает в них новых друзей («Я новое пастбище нынче дорогой в степи увидал»), гордится успехами, радушием земляков («Обычай», «Путнику», «Старику Чимитову», «Корреспондент», «Ночные огни»). Он любуется родной степью, помнит о тех, кто впервые в грозные дни под пулями пел «Интернацио­нал» («Степь родимая»), завещает молодежи свято бе­речь традиции борьбы и труда. В этом, утверждает он, верность пути, верность заветам Ильича, учению партии («По пути партии», «Письмо младшему брату»).

Большое место в стихах Д. Жалсараева занимают образы коммунистов. Им посвятил он стихи «Песня народа», «Ода коммунисту», «Вступление в партию», «Портрет Ленина», поэмы «Письмо комиссара», «Сказ о баторе» и др. В них значительность событий, содержательность чувств и мыслей, бессмертие дел коммунистов. С любовью поэт создает образы коммунистов 20-х годов, образы улусников, шагнувших к светлому идеалу коммунистического общества. Примечательна поэма «Сказ о Баторе» (1969). В ней получают многоплановое отражение процессы, происходившие в бурятском обществе в годы революции, жизнь народа в прошлом, рост революционного сознания, пафос, героика революционных преобразований. В художественную ткань поэмы входят исторические события революции, Петроград, жизнь бурятского улуса, Апрельские тезисы Ленина, борьба улусной бедноты с происками богачей, мысли улигершина о Ленине, путь улусного кузнеца к правде большевиков. Поэма богата образами устно-поэтического творчества народа, реалистическими художественными деталями, поэтическими эпизодами, раскрывающими мудрость и гений вождя, правдивыми картинами из жизни бурятского народа.

Своеобразная фольклорная поэтика—пословицы и поговорки, поиски автором идеала батора, изобразительные средства, связанные с миропониманием, мироощущением народа, с его привычками и нравами, — помогает автору проникать в глубину народной жизни, углубляет и раскрывает в поэме эмоциональное восприятие самим народом пути от прошлого к новой, социалистической действительности.

В поэме «Сказ о Баторе» два главных героя — Далай и Зоригто, в которых наметилось фольклорно-романтическое и реалистическое начала произведения. Автор подробно раскрывает историю сироты Далая. И льстивые слова богача, и наивные вопросы малыша в начале, поэмы служат своеобразным преддверием к несправедливостям и жестокостям, которые стали уделом бедняка. В создании образа героя играют большую роль картины жаркого лета, зимней стужи, воспоминания о родителях, заунывные степные песни, мотивы которых сопровождают всю поэму. Глубокий смысл приобретают обращения автора к герою, участие в его судьбе. Надо сказать, лирические отступления занимают большое место в поэме («Люди! Люди! Что же вы, вздыхая, вольным птицам смотрите вослед...» (стр. 65); «Что-то загрустил ты, пастушок...» (стр. 65); «О степная, отчая долина!» (стр. 70); «Как не вспомнить, дорогой земляк...» (стр. 71); «Вот она, желанная свобода...» (стр. 73) и др. Бедняк Далай проходит суровую школу жизни. Ненависть к богачу, стремление расправиться с хозяином, мечта о баторе-освободителе характеризует его порывы. Улигершин Мунко удерживает юношу от мести, от бессмысленного самопожертвования, передает ему свое наследие — хур. Далай запомнил заповедь старика: словом поразишь богатеев сильнее, чем дубинкой («Не меча стального острие — улигер оружие твое»). Став известным улигершином, я, освободителя на­рода. Однако автора не удовлетворяет сказочный идеал, жизненные события требуют иного героизма. С образом кузнеца Зоригто в поэму входят события революции, борьба за Советы, путь улусной бедноты в революцию. В поэме важна мысль о духовном пробуждении народа, олицетворяемая образом улигершина. С другой стороны, поэма тяготеет к жизненной правде, связанной с образом кузнеца Зоригто, идущего к большевикам. Автор удачно сочетает сказочное и реальное единством образов своих героев, людей самых почитаемых в народе. В каждом доме они были желанными: один радовал душу людей, другой мастерил, подгонял, точил.

 

Но дружны сказитель и кузнец —

Мастера, каких не видел свет.

Ты, кузнец,

Согнешь подкову круто,

Ты, певец,

Расправишь душу чью-то!

 

Не случайно и то, что весть о свержении самодержавия приносит кузнец Зоригто. Чтобы придать значимость этой вести, автор обращается к народно-поэтическим мотивам, громовому голосу человека, образу его коня, звукам узды и стремени, ржанию коня.

 

Аж над просторною долиною

Мечется степное эхо длинное:

— Нету хана! Сбросили царя!

— Грянул трубный глас богатыря:

— Свергли!

С золоченого седла!—

С трона —

Крепким сдернули арканом!

И скакун,

Кусая удила,

Радостно заржал под великаном...

 

Можно сказать, впервые в бурятской поэзии так подробно и обстоятельно повествуется о событиях в Бурятии между февралем и октябрем 1917 года. Они раскрываются в образе богача Баяндая, ставшего вдруг противником «и царя, и старого режима», в думах и делах улусников, в обострившейся классовой борьбе. В раскрытии движения истории поэту помогает об­раз времени, который входит в поэму вековой мечтой народа о богатыре-освободителе, думами о трудной доле-дороге («Не гладка ты, времени дорога: рытвин да колдобин, ох, как много!»), о годах, посеребривших голову улигершина («Годы, годы... резкие следы веч­ного гоненья и нужды...»), о годах, закаливших «чьи-то мускулы в своем полете». Поэт находит новые слова для нового времени.

 

Другое время ныне —

И другой, дружище, разговор!

 

События революции, участие в них простых улусников по-новому заставляют думать улигершина о под­виге, о героизме. Он думает о большевиках, о Ленине. Перед лицом врагов он говорит о непобедимости дела революции, называет Ленина богатырем. Поиски героем поэмы, улигершином, образа богатыря, утверждение идеала его в лице Ленина, исторические события, по­вествование о Ленине устами очевидцев, конкретные дела коммунистов улуса способствуют в поэме созданию многогранного реалистического образа вождя. Эпизоды из его жизни в селе Шушенском, встреча вождя на Финляндском вокзале, субботник в Кремле вносят в «фольклорное» виденье образа глазами улигершина черты героической действительности. Рефреном в поэму входят призывы вождя о социалистической революции. События, общие для всех трудящихся, события интернациональные, находят глубокий отклик в бурятском улусе, входят в жизнь улусной бедноты. Герои поэмы услышали новую сказку от «русского молодца», проходившего под конвоем, о богатыре, который родился в России, вышел в бой за правду. Но кто он, этот батор, где тот русский друг, окруженный штыками конвоя, где конец его необычного разговора? Многое не ясно для улигершина. Поиски этой правды открывают автору большие возможности в раскрытии образов. В поэме вырастает образ большевика Ивано­ва, дружба с бурятами, приютившими его после бегства с каторги, его помощь братьям по оружию в установлении власти Советов. Образ русского большевика составляет художественную параллель с образами Далая и Зоригто, показывает осознание ими правды большевиков. Поэма — гимн дружбе народов, его лучшим представителям — коммунистам.

Автор не раз обращается к жизни народа, к симво­лам безрадостной жизни — бесконечной, голодной и холодной караванной тропе, к блужданиям вместе со стадом в степном буране. Только классовые битвы, революция отдают в твердые руки народа, смирявшие степных скакунов, узды правления самой жизнью. Приме­чательны сцены, в которых улусники снаряжают улигершина в дальнюю дорогу к Ленину, их наказы. Среди них пожелание Зоригто, чтоб Ильич знал, что в далеком улусе появился коммунист, что много еще достойных людей, готовых высоко нести имя партии. Для многих из них стала близкой мысль Ильича, что стро­ить коммунизм — дело нелегкое, что строить придется только самим, своими руками. Слова Ильича о коммунизме воспринимаются улусниками, как прямое обращение к ним. Этому способствуют стиль повествования, образы, сравнения, которые выбирает автор.

В поэме «Сказ о баторе» наряду с образом Ленина вырастает образ народа-богатыря. Это ничуть не в противоречии с романтическими мотивами поэмы. Автор находит интересную возможность посмотреть глазами Ленина на идеал богатыря, показывает готовность его поговорить с улигершином, исстрадавшимся в поисках настоящего богатыря. В юморе, шутке Ильича, мысленно представляющего себя в облике богатыря, в мыслях его о народе-богатыре раскрывается смысл поэмы.

 

— Батор?

Вижу, тут особый случай.

Мудрый богатырь!

Большой, могучий!

Размахнулся — так на целый свет!

Кто он?— весь он подался вперед

И ответил сам себе:

— Народ!

 

В поэме «Сказ о баторе» Д. Жалсараева фольклорные мотивы приобретают черты реальной действительности, улигер обогащается революционным содержанием, идеал богатыря-освободителя соединяется с образом Ленина, партии, народа. В этом поэма повторяет характерное в развитии бурятской литературы сочетание традиций устно-поэтического творчества и реалистического искусства. Фольклорные средства помогают автору выразить мечту, идеалы, представления народа, реалистические приемы изображения воплощают их в конкретные эпизоды, дела, образы.

Образ вождя в бурятской литературе, поэзии претерпел большую эволюцию — от фольклорных представлений, образов-символов, абстрактных обобщений в планетных масштабах поэты перешли к индивидуальным, присущим В. И. Ленину чертам характера, к ок­ружающей его среде, обстановке, родным и близким Ильича. В стихах и поэмах предстают исторические события, эпизоды из жизни вождя. Использование образов, сюжетов фольклора сменилось использованием эстетических возможностей внутренних связей фольклора и литературы.

Образ В. И. Ленина в современной бурятской поэзии связывается со всем лучшим, значительным, что встречается в жизни социалистической Бурятии, в советском обществе. В этом проявляются глубоко национальные и интернациональные чувства, общественные и личные мотивы советских людей.

Поэма «Сказ о баторе» — значительный вклад в бу­рятскую Лениниану. По сравнению с поэмами «На берегу Уды» (1951), «Разговор с юными друзьями» (1954), где не всегда ощущается развитие сюжета, сюжетных ситуаций, где автор еще не достиг занимательности, яркости и выразительности, необходимых для произведений, посвященных детям, поэма «Сказ о баторе» свидетельствует об овладении автором жанром поэмы. В многоплановом творчестве Дамбы Жалсараева есть стихи и поэмы, юмор и сатира, большой разговор о поэзии, об ответственности поэта («Вот красавец — новый дом», «На встрече Нового года», «На рассвете», «Муза»). Думается, поэт вышел на большую магистраль поэзии, стихи его набирают силу, пусть всегда будет в полете его поэзия.